Комментарий к статье 626 ГК РФ

1. В комментируемой статье дано определение и закреплены шесть основных особенностей договора проката как одной из разновидностей договора аренды, четыре из которых сформулированы в п. 1.

Во-первых, как и в любом договоре аренды, сторонами договора проката являются арендодатель и арендатор. Арендодателем обязательно выступает субъект предпринимательской деятельности — индивидуальный предприниматель либо юридическое лицо, обычно коммерческая организация. При этом указанное лицо прокатом занимается профессионально. Для него сдача имущества в аренду есть постоянная предпринимательская деятельность, отвечающая признакам такой деятельности, обозначенным в ст. 2 ГК РФ. Иными словами, в рамках данной предпринимательской деятельности предприниматель систематически в качестве арендодателя заключает и исполняет возмездные договоры — договоры проката.

В действующем законодательстве содержится специальное указание на то, когда арендодателем по договору проката может выступить лицо, относящееся по статусу к некоммерческим организациям. Речь идет о садоводческом, огородническом или дачном некоммерческом объединении, которое согласно ст. 11 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. N 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» вправе создавать фонд проката средств производства, применяемых при возведении и ремонте жилых строений, жилых домов, хозяйственных строений и сооружений, благоустройстве и обработке садовых, огородных и дачных земельных участков.

Другой стороной договора проката (арендатором) выступает любое физическое или юридическое лицо с соблюдением общих правил о право- и дееспособности. Тем не менее с учетом содержащихся в комментируемой статье предписаний о предмете договора проката (см. ниже) можно сделать вывод, что арендатор по названному договору по общему правилу — это гражданин-потребитель. Соответственно, на основе определения термина «потребитель» согласно преамбуле Федерального закона от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) арендатором в таком случае является гражданин, имеющий намерение заказать либо заказывающий вещь напрокат или использующий ее исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. В то же время п. 1 комментируемой статьи не исключает ситуацию, когда в роли арендатора по договору проката будет выступать юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

Во-вторых, комментируемая статья закрепляет два нормативных требования к предмету договора проката. Первое императивное требование — таким предметом является движимое имущество. Причем данный вид имущества определяется в качестве предмета рассматриваемого договора как исключительный. В этом смысле важны два аспекта: 1) предметом договора проката могут быть лишь вещи, но не имущество в широком смысле (в дополнение к вещам — имущественные права и обязанности). Не относятся к предмету договора проката и иные объекты гражданских прав (ст. 128 ГК), не являющиеся собственно вещами; 2) имущество, составляющее указанный предмет, может быть лишь движимым. Поэтому все те вещи, которые не относятся к недвижимости (движимые вещи), могут быть отнесены к предметам договора проката. Здесь важно и еще одно условие: в отношении отмеченного предмета должны быть соблюдены общие правила об оборотоспособности (ст. 129 ГК).

К предметам договора проката могут быть отнесены (открытый перечень): стиральные машины; пианино; ряд изделий медицинского назначения (костыли, грелки резиновые и пр.), которые часто сдаются в прокат аптеками; одежда для свадьбы, которая обычно сдается в прокат специализированными магазинами; аудио-, видеоносители из фондов учреждений и других организаций культуры и искусства, которые могут сдаваться в прокат, звукотехническое оборудование, музыкальные инструменты, сценические постановочные средства, костюмы, обувь, театральный реквизит, бутафория, постижерские принадлежности, культинвентарь, животные, экспонаты, книги и т.д.

Среди всей массы оборотоспособных движимых вещей особо выделяются по своему правовому режиму транспортные средства, по поводу которых на практике зачастую возникают правоотношения по прокату (в основном речь идет о прокате автомототранспорта). Поскольку среди разновидностей аренды в ГК РФ специально установлен договор аренды транспортных средств, то соответственно возникает довольно непростой вопрос о соотношении этих двух видов аренды. Какими же нормами следует руководствоваться при прокате транспортных средств, в частности автомобилей? Представляется, что при наличии всех прочих признаков договора проката и при условии его потребительской цели в случае с прокатом автомобилей и иных транспортных средств предпочтение должно быть отдано нормам ГК РФ о прокате.

Читайте также:  Комментарий к статье 635 ГК РФ

Второе требование к предмету договора проката носит уже диспозитивный характер и связано с целевым назначением имущества. В силу этого требования движимое имущество, передаваемое арендатору по договору проката, по общему правилу предназначается для использования в потребительских целях. Думается, что, как и в указанном выше случае с определением арендатора по договору проката, толкование названных целей может быть дано на основе легального представления о категории «потребитель» — это удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Таким образом, по договору проката арендатору по общему правилу передается имущество потребительского назначения, при помощи которого удовлетворяются потребности, непосредственно не связанные с предпринимательством. Однако иное может быть предусмотрено договором проката либо вытекать из существа обязательства, т.е. его содержания.

По указанному основанию (назначение имущества), а также исходя из того, кем является арендатор — предпринимателем или нет, можно выделить две разновидности договора проката. Во-первых, это обычный договор проката, в котором предмет — имущество потребительского назначения, а арендатор — это гражданин-потребитель. Заключение такого договора — общее правило. Во-вторых, это договор проката, заключенный в отношении имущества предпринимательского или иного хозяйственного назначения, в котором арендатор — это соответственно предприниматель или другой хозяйствующий субъект. В юридической литературе эти разновидности проката иногда именуют соответственно бытовым (потребительским) и небытовым (коммерческим) прокатом.

Кроме правил о сторонах и предмете договора проката в п. 1 комментируемой статьи сформулированы две специфические черты названного договора — его возмездность (имущество передается арендатору за плату), а также состав передаваемых арендодателем правомочий в отношении арендованного имущества: арендатор получает два правомочия — и владения, и пользования. Обе особенности рассматриваются в последующих статьях § 2 гл. 34 ГК РФ, в частности возмездность — в ст. 630. Вместе с тем здесь отсутствуют правила о специфике осуществления арендатором правомочия владения в отношениях по прокату. Это вполне оправдано тем, что обозначенное правомочие в названных отношениях по сути ничем не отличается от подобных правомочий, существующих в иных предусмотренных законом случаях обладания чужой вещью. Во всех этих ситуациях речь идет о возможности правообладателя осуществлять фактическое господство над вверенной ему вещью, но господство в определенных рамках. Такое ограничение для договора проката производится через его условия (о предмете и пр.).

2. В п. 2 комментируемой статьи содержится правило о специфике формы договора проката, — он заключается в письменной форме. Как и любой гражданско-правовой договор, договор проката подчиняется общим правилам о форме сделок, установленным в § 1 гл. 9 ГК РФ. В данном случае подлежат применению правила ст. 160, 161 ГК РФ о простой письменной форме сделок. Отсюда следует вывод, что договор проката может быть совершен в любом варианте простой письменной формы сделок: 1) в форме единого документа, подписанного сторонами (ст. 160 ГК); 2) путем обмена документами, исходящими от сторон договора (п. 2 ст. 434 ГК); 3) посредством письменной оферты и акцепта в форме конклюдентных действий (п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК). В последнем случае оферта может быть публичной (п. 2 ст. 437 ГК).

Поскольку иное прямо не установлено законом, то несоблюдение простой письменной формы договора проката влечет последствие по п. 1 ст. 162 ГК РФ — стороны в случае спора для подтверждения сделки и ее условий лишаются права ссылаться на свидетельские показания, однако они могут приводить письменные и другие доказательства. Письменными доказательствами заключения договора проката могут служить документы, выдаваемые арендодателем, — кассовые чеки, квитанции и проч.

3. В п. 3 комментируемой статьи закреплена еще одна особенность договора проката, указывающая на его место в системе гражданско-правовых договоров, — он относится к числу публичных договоров. При этом закон не делает различий для двух указанных выше разновидностей договоров проката, т.е. заключенных в отношении имущества потребительского назначения и имущества предпринимательского или иного хозяйственного назначения. Таким образом, всякий договор проката является публичным.

Читайте также:  Комментарий к статье 642 ГК РФ

Исходя из содержания ст. 426 ГК РФ, можно сделать вывод, что договор проката как публичный договор обладает следующими особенностями:

— субъектный состав договора проката. Как следует из ст. 426 ГК РФ, в роли арендодателя выступает, как правило, коммерческая организация. Им может быть и индивидуальный предприниматель в силу общего предписания о применении к индивидуальным предпринимателям тех положений Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями (п. 3 ст. 23 ГК). Формально нерешенным является вопрос о возможности заключения договора проката в качестве арендодателей некоммерческими организациями. Тем не менее на него, как представляется, следует дать положительный ответ как минимум по двум причинам: во-первых, основываясь на общем разрешении для указанных организаций осуществлять предпринимательскую деятельность (п. 3 ст. 50 ГК); во-вторых, руководствуясь принципом равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений (п. 1 ст. 1 ГК), правилом о применении гражданского законодательства по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК): если могут одни предприниматели (коммерческие организации и индивидуальные предприниматели), то могут и другие (предприниматели — некоммерческие организации);

— заключение договора проката. Во-первых, арендодатель должен заключать данный договор с каждым, кто к нему обратился за заключением договора проката, и не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения указанного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Во-вторых, не допускается отказ арендодателя от заключения договора проката при наличии возможности передать вещь напрокат. По ст. 426 ГК РФ это правило носит общий характер, но формально касается лишь тех публичных договоров, которые заключены с участием потребителей (арендатор выступает в роли потребителя).

Соответственно, возникает вопрос: если арендатор не является гражданином-потребителем, а выступает, например, коммерческой организацией, то возможен ли в таком случае отказ со стороны арендодателя от заключения договора проката? Другими словами, применяется ли отмеченное правило о недопустимости отказа арендодателя от заключения договора в отношении всех договоров проката или только тех, которые заключены с участием граждан-потребителей?

Представляется, что поскольку это не нарушает принцип повышенной охраны прав потребителя как слабой стороны правоотношения по прокату, а способствует обеспечению действия указанного выше принципа юридического равенства, то арендодатель при наличии возможности передать вещь напрокат не может отказываться от заключения договора проката в любой ситуации — и с потребителями, и с субъектами предпринимательской и иной хозяйственной деятельности. Таким образом, правило о недопустимости отказа со стороны арендодателя в заключении договора проката следует толковать расширительно.

В случае необоснованного уклонения арендодателя от заключения договора проката могут применяться правила п. 4 ст. 445 ГК РФ: договор может быть заключен посредством удовлетворения судом требования о понуждении заключить договор. Наряду с заявлением такого требования, а также отдельно от него может заявляться и требование о возмещении убытков;

— содержание договора проката. Такая специфика следует из содержания п. 2 ст. 426 ГК РФ — размер арендной платы, а также иные условия договора устанавливаются одинаково для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Как и рассмотренное выше правило о недопустимости отказа арендодателя от заключения договора проката, приведенное предписание о специфике содержания этого договора нужно толковать расширительно: оно применяется при совершении договоров проката и с потребителями, и с субъектами предпринимательской и иной хозяйственной деятельности.

Кроме того, особенности содержания договора проката как публичного договора могут быть установлены на подзаконном уровне Правительством РФ, уполномоченными Правительством РФ федеральными органами исполнительной власти в форме типовых договоров, положений и проч. (п. 4 ст. 426 ГК).

Отнесение договора проката к числу публичных договоров свидетельствует и о том, что этот договор в зависимости от конкретной ситуации может быть квалифицирован так же, как договор присоединения (ст. 428 ГК). Такая квалификация зависит от двух особенностей, связанных с его заключением: 1) кто, какая из сторон и в какой форме определяет условия договора проката; 2) как другая сторона заключает данный договор, принимает ли она его в целом, без оговорок, или имеется возможность включить в него свои условия (их части). Если условия договора проката стандартно сформулированы арендодателем, а арендатор не имеет такой возможности, то конкретный договор проката выступает как договор присоединения. Подобная квалификация договора проката влечет два последствия: 1) имеется возможность его изменения или расторжения по специальным правилам ст. 428 ГК РФ. Однако это правило ограничено для случая, когда арендатором выступает субъект предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 428 ГК); 2) применительно к данному договору действует особое предписание о действительности третейского соглашения (п. 3 ст. 5 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»).

Читайте также:  Комментарий к статье 650 ГК РФ

4. Правовое регулирование договорных отношений по прокату осуществляется, кроме ГК РФ, также и при помощи актов законодательства о защите прав потребителей — для договорных отношений по прокату с участием потребителей. С учетом сложившейся судебной практики сам факт применения Закона о защите прав потребителей к отношениям по прокату не вызывает каких-либо серьезных возражений.

Вместе с тем в юридической литературе высказано мнение, согласно которому (1) терминология Закона о защите прав потребителей не охватывает отношения по прокату, (2) к таким отношениям с участием потребителей применяются лишь отдельные положения гл. I Закона о защите прав потребителей — о праве на информацию, о компенсации морального вреда и некоторые другие. В настоящее время с подобным подходом следует согласиться, но с оговоркой о том, что на отношения по прокату распространяются и предписания гл. IV этого акта (под названием «Государственная и общественная защита прав потребителей»). Поддержка указанного подхода обусловлена тем, что он, во-первых, не направлен на уменьшение степени правовой охраны арендаторов-граждан, которым и так по ГК РФ по сравнению с арендаторами в иных договорах аренды предоставляется повышенная охрана; во-вторых, строго формально данный подход верен, так как позволяет обеспечить в отношениях по прокату действие общеправового принципа равенства, здесь — равенства правовой защиты граждан в сходных договорных ситуациях (предоставление права на компенсацию причиненного морального вреда и проч.).

С другой стороны, есть и аргументы в пользу того, чтобы вообще не применять Закон о защите прав потребителей к отношениям по прокату: формально в этих отношениях услуги не оказываются, по крайней мере иного закон прямо не устанавливает. Раз нет оказания услуг, то арендодатель не является исполнителем в смысле преамбулы Закона о защите прав потребителей. Если он не исполнитель, то, следовательно, отсутствует необходимый субъектный состав отношений, регулируемых Законом о защите прав потребителей. Кстати, те же рассуждения можно привести и в отношении арендатора как потребителя. Все отмеченное свидетельствует о необходимости соответствующей корректировки действующего законодательства о защите прав потребителей. При этом следует четко и последовательно решить вопрос о его распространении на область проката. Например, это можно сделать путем юридического признания проката и аренды в целом областью оказания услуг.

5. Правоотношения по прокату могут возникать не только непосредственно при заключении договора проката, но и при заключении смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК), в состав которого входит прокат. Например, такие договоры зачастую совершаются в связи с организацией отдыха. Так, в частности, по единому договору за плату отдыхающему передается жилье для временного проживания, оказываются услуги медицинского характера, предоставляется напрокат оборудование для отдыха (спортивный инвентарь, специальное снаряжение и т.д.) и проч. В подобных ситуациях по общему правилу п. 3 ст. 421 ГК РФ к отношениям сторон по прокату применяются предписания Кодекса и других актов о прокате, а к иным договорным отношениям — положения о соответствующих договорах. Конечно, гражданину в рамках организации отдыха может предоставляться лишь возможность заключения договора проката. В таком случае само условие о прокате не включается в соответствующее соглашение, а носит сопутствующий (субсидиарный) характер.